ЖУРНАЛ ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА

Новости Текущий выпуск Избранное Архив Franηais Deutsch English עברית Espaρol


Оглавление Исследование Осень 2008 - Тишрей 5769

Редакция
    • Слово редактора

Рош а-Шана 5769
    • Вера и Жизнь

Политика
    • Куда делись левые?

Интервью
    • Оборона и сдерживание

Исследование
    • Опасно!
    • Биотерроризм
    • Веяния прошлого

Репортаж
    • Защитная стена

Экономика
    •  Шекель – камо грядеши?

Медицина
    • Избежать шрамов

Голландия
    • Иерусалим-Гаага
    • Эсунога
    • Библиотекa Эц Хаим Монтецион
    • Бейт Хаим
    • Отторжение и притяжение
    • Федерация Еврейских общин Голландии
    • Рош-Пина и Маймонид
    • Холандсе сикабурх
    • Мати-Майера
    • Бория Лауфер
    • Вчера, сегодня и завтра
    • A.F.C Аякс
    • Душа и тело
    • Sinai centrum
    • От сердца к сердцу
    • Еврейский музей

Преступление и н
    • Слежка

Этика иудаизма
    • Когда можно опустить руки?

Хроники истории
    • Октябрь - исторические события

E-mail this article...
Веяния прошлого

мюнхенская синагога «Гейхал Яаков»

Проф. Роберт Вистрич
В 1923 году численность евреев в Вене достигла рекордного показателя – 201.513 человек (10,8 процента жителей города). Вена стала третьим по величине еврейского населения - после Варшавы и Будапешта - городом Европы. До конца 1918 года Вена была столицей огромной Австро-Венгерской империи и играла ключевую роль перевалочного пункта между Востоком и Западом. Еврейское население Вены составляли немецкоязычные евреи, жившие здесь издавна, а также мигранты из бывших областей империи - Венгрии, Богемии, Моравии, Буковины, Галиции. Евреи составляли значительную часть интеллектуальной элиты австрийской столицы, а их роль в финансовой и экономической жизни была просто огромной. Евреи также составляли большинство среди врачей и юристов в Вене, но все это прервалось аншлюсом Австрии – присоединением ее в 1938 году к Третьему Рейху.
Евреи были не только движущей силой модернизации австрийской экономики, они также составляли костяк австрийской социал-демократии, ее политической и духовной элиты. Основателем социал-демократической партии Австрии был полностью ассимилированный еврей, выкрест Виктор Адлер, а главой партии в период между мировыми войнами (вплоть до аншлюса) - один из крупнейших марксистских мыслителей, оставшийся не крещенным еврей д-р Отто Бауэр.
С 1970 по 1983 годы канцлером Австрии был еще один социалист еврейского происхождения, д-р Бруно Крайский - ярый антисионист, утверждавший, что именно в силу этого он сумел достичь столь высокого положения в немецкоязычной стране.
Бурная духовная жизнь Вены начала прошлого века формировалась под влиянием нескольких известных евреев, внесших гигантский вклад в мировую науку и культуру. Это и основатель психоанализа Зигмунд Фрейд, и создатель логического позитивизма Людвиг Витгенштейн, и сатирик Карл Краус, и драматург Артур Шницлер, и новаторы-композиторы Густав Малер и Арнольд Шнабер, не говоря уже о длинном списке Нобелевских лауреатов по физике, химии и медицине.
В то же время Вена была центром самого динамичного в довоенной Европе антисемитского движения. С 1897 года и почти до начала Первой мировой войны мэром Вены был убежденный антисемит и ярый католик Карл Лаугер, лидер социал-христианской партии. Это было первой пробой пера откровенно антисемитской партии, занявшей столь важные позиции в Европе. Зарождением политического сионизма мы, пожалуй, обязаны успеху на выборах именно Карла Лаугера. Именно это заставило венского еврея, уроженца Венгрии Теодора Герцля, пересмотреть свои взгляды на будущее, которое ожидало евреев Европы. Он предвидел, что только массовый исход евреев в Сион спасет их от неизбежной катастрофы. Увы, это пророчество сбылось для очень многих евреев Европы.
Совсем не случайно, семена антисемитизма взошли в душе Адольфа Гитлера именно в годы его трудной молодости в Вене в 1907-1913 годах, когда он вел здесь богемный образ жизни, безуспешно пытаясь снискать признание и средства к существованию трудом живописца. Именно тогда в Гитлере развилась бешеная ненависть к евреям, котороые проповедовали во всех газетах культурный плюрализм, интернационализм, марксизм, свободную любовь и все прочие пороки большого города.
В годы Первой мировой войны антисемитские настроения в Вене получили новый всплеск связи с массовым притоком еврейских беженцев из Галиции, спасавшихся от дикостей русской армии. Послевоенная инфляция, безработица и национальное унижение австрийцев после проигрыша войны и распада империи еще больше содействовали росту ксенофобии, расизма и антисемитизма. Эти настроения захлестнули все круги общества - от христианских социалистов до германских националистов и даже социал-демократов. «Передовым отрядом» антисемитизма были студенческие корпорации, члены которых почти поголовно влились в ряды национал-социалистической партии, достигшей в Австрии пика популярности к концу 20-х годов.
В 1922 году еврей-выкрест Хуго Бетауэр опубликовал роман «Город без евреев», в котором описывается атмосфера погрома и предсказываются Нюрнбергские расовые законы, принятые в Германии в 1935 году. Эта политическая сатира описывает изгнание евреев из Вены на основании решения парламента, инициированного социал-демократами. Эта мера подается как «профилактическая», с целью защиты арийской экономики Вены от не в меру способных и активных евреев. Роман, естественно, завершается на оптимистической ноте - после того, как город попросту обанкротился, евреев попросили вернуться. Однако в остальном Бетауэр точно предсказал события, разыгравшиеся в городе после аншлюса 1938 года. Сам Бетауэр был убит молодым нацистом в 1924 году, спустя два года после публикации своего романа. Мотивом убийства было названо то, что Бетауэр де был «евреем-порнографом», оскорблявшим чувства арийской расы.
С момента аншлюса в марте 1938 года трагический финал австрийского еврейства, насчитывавшего на тот момент 190 тысяч человек (большинство проживало в Вене), начал стремительно приближаться. Местное население выплеснуло на евреев все свои недовольства и злобу. Полвека активной подготовки выливались теперь в избиения, убийства, унижения, аресты, массовые конфискации еврейского имущества... Средневековые погромы возвращались в новой форме - организованно, под полным контролем национал-социалистической партии.
Евреи Австрии пострадали гораздо сильнее и быстрее, нежели евреи Германии. Все началось с «ариезации» еврейского имущества, то есть, полной его конфискации. В считанные дни все крупные магазины и мелкие лавочки были конфискованы. Как и принадлежавшие евреям 70 тысяч квартир и домов. Конфискации имущества и вспышки насилия, принимавшие куда более пугающие масштабы, нежели в Германии, вызвали массовую эмиграцию евреев из Австрии. К ноябрю 1939 года из Австрии бежало 126.445 человек (две трети еврейского населения). Они пробирались в Англию, США, Палестину и даже в Шанхай – одно из немногих мест в мире, куда не требовалась въездная виза. Оставшаяся треть австрийского еврейства была чуть позднее почти поголовно истреблена в лагерях смерти.
Аншлюс по сути был оккупацией Австрии. Одновременно с вводом германских войск, австрийские нацисты захватили власть в стране и принялись планомерно притеснять евреев. Они заставляли их вручную мыть стены домов и тротуары, и все это делалось под насмешки и улюлюканье толпы. Религиозных евреев заставляли преступать предписания религии, еврейские предприятия подлежали конфискации или уничтожались, нацисты моментально разграбили все ценности, принадлежащие евреям – золото, украшения, меха, картины, мебель... Всего за два месяца – до мая 1938 года – покончили собой тысячи евреев, особенно много их было среди представителей среднего и богатого сословий.
Летом 1938 года все паспорта евреев были снабжены специальными штампами – начальной буквой слова Jude – еврей. Вывески на их магазинах должны были быть только на еврейском языке. К ноябрю 1938 года евреи были повсеместно изгнаны из школ, ВУЗов, лишены возможности заниматься свободными профессиями и медициной. Евреи были отторгнуты от любой экономической и духовной деятельности.
Еще более тяжелой стала ситуация после «Хрустальной ночи» 9 ноября 1938 года. Теперь за дело активнее взялись сами немцы. В Вене же были разграблены тысячи домов и магазинов, 42 синагоги разрушены до основания, более 30 человек были убиты. Гестапо арестовало 6.457 венских евреев, половина их была немедленно отправлена в Дахау. Одновременно была проявлена «инициатива снизу», вылившаяся в массовые погромы. Впрочем, было очевидно, что они тщательно направлялись «сверху». Затем последовали массовые конфискации еврейского имущества. Оставшиеся 100 тысяч евреев Вены были изолированы от других жителей города и переселены в гетто. Там они были лишены какой бы то ни было возможности заработать на пропитание и жили в невыносимой тесноте. После «блицкрига» в Польше, Гитлер объявил своей целью полное очищение Австрии от евреев и их депортацию «на Восток». Впрочем, еще до этого австрийское еврейство было полностью обескровлено.
К 1940 году лишь 20 процентов евреев Вены составляли люди младше 40 лет, в подавляющем большинстве – женщины. Массовые депортации начались в 1941 году и достигли пика спустя год. К концу войны, в 1945 году, в Австрии выжили всего 5.700 евреев, большинство в Вене. Спаслись лишь единицы, благодаря помощи местных неевреев. Всем имуществом депортированных или эмигрировавших евреев завладели арийцы.
В течение полувека после Второй мировой войны правительство Австрии репараций не выплачивало. Признание вины последовало от Австрии с опозданием в полвека – лишь в последнее десятилетие. Нет сомнения, что именно австрийцы приняли наиболее активное участие не только в массовом уничтожении евреев, но и в его организации. От самого верха - Адольфа Гитлера, Адольфа Эйхмана, гауляйтера Вены Атиллы Глобочника, шефа РСХА Эрнеста Кальтенбруннера, Артура Цейс-Инкварта, руководившего депортацией евреев Голландии, и до рядовых исполнителей и их пособников. Ближайшее окружение Адольфа Эйхмана и его спецподразделения, орудовавшие в Венгрии, в большинстве своем состояли из австрийцев. Оккупационные власти на Балканах были составлены в основном из австрийцев (среди них, в частности был и избранный в 1986 году президентом Австрии Курт Вальдхайм). Почти половина начальников лагерей смерти в Польше (наиболее известный из них - Франц Штангель) были австрийцами.
Австрии есть чем гордиться: Моцарт, Бетховен, Иоганн Штраус, Гайдн, венская Филармония, испанский Манеж, горнолыжные курорты в Альпах... Австрийцы традиционно славятся своей доброжелательностью, спокойствием и оптимизмом. И все же очень трудно – если возможно вообще – увязать в сознании великолепную архитектуру барокко и классицизма и пылкий «роман» австрийцев с Гитлером, нацизмом, Освенцимом. А почему, собственно, трудно? Ведь еще до 1938 года, в течение полувека, да и сразу вслед за аншлюсом, Австрия неизменно опережала соседку-Германию во всем, что касалось антисемитизма и преследований евреев.
Впрочем, несмотря на столь мрачное прошлое, нельзя не замечать и разительных перемен в этой стране. Сегодня Австрия - это процветающая демократия, активный член Европейского сообщества. Пусть и с опозданием, Австрия признала свою вину и начала выплачивать репарации, она признает огромный вклад евреев в ее историю, культуру и экономику. И хотя ветры прошлого порой еще веют над Веной, есть основания и для осторожного оптимизма.

Проф. Роберт Вистрич - заведует кафедрой современной истории Европы и еврейской истории в Еврейском университете в Иерусалиме. Руководит международным центром Видала Сасуна по исследованиям антисемитизма, автор множества книг и монографий, в том числе, «Гитлер и Холокост» (Нью-Йорк, 2002). Последняя его работа - «Лаборатория всемирной катастрофы: Евреи и немцы в Центральной Европе» (ун-т штата Небраска, 2007).

Contacts
Redaction: edition@shalom-magazine.com   |  Advertising: advert@shalom-magazine.com
Webmaster: webmaster@shalom-magazine.com

© S.A. 2004