ЖУРНАЛ ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА

Новости Текущий выпуск Избранное Архив Franηais Deutsch English עברית Espaρol


Оглавление Рош а-Шана 5769 Осень 2008 - Тишрей 5769

Редакция
    • Слово редактора

Рош а-Шана 5769
    • Вера и Жизнь

Политика
    • Куда делись левые?

Интервью
    • Оборона и сдерживание

Исследование
    • Опасно!
    • Биотерроризм
    • Веяния прошлого

Репортаж
    • Защитная стена

Экономика
    •  Шекель – камо грядеши?

Медицина
    • Избежать шрамов

Голландия
    • Иерусалим-Гаага
    • Эсунога
    • Библиотекa Эц Хаим Монтецион
    • Бейт Хаим
    • Отторжение и притяжение
    • Федерация Еврейских общин Голландии
    • Рош-Пина и Маймонид
    • Холандсе сикабурх
    • Мати-Майера
    • Бория Лауфер
    • Вчера, сегодня и завтра
    • A.F.C Аякс
    • Душа и тело
    • Sinai centrum
    • От сердца к сердцу
    • Еврейский музей

Преступление и н
    • Слежка

Этика иудаизма
    • Когда можно опустить руки?

Хроники истории
    • Октябрь - исторические события

E-mail this article...
Вера и Жизнь

Rаввин Меир Лау Фото Бат-Шевы Зюсман

Роланд Ш. Зюсман
«Помяни нас в Книге Жизни и запиши нас в Книгу Жизни, ради Тебя, Бог Живой» - в этих словах заключена суть того, что мы поем, выкрикиваем, декламируем всем сердцем, всей душой в Дни Трепета – то есть, в дни между праздниками Рош а-Шана (Новый год) и Йом-Кипур (Судный день). В этом году, как и во всем предыдущие, мы кладем на чашу весов все хорошее и плохое, что происходило с нами в году уходящем, и молим Бога услышать нас и даровать нам жизнь и здоровье. Но каждый год это происходит по-своему, по-особенному. Поэтому, чтобы лучше подготовиться к встрече нового, 5769 года, мы встретились с раввином Меиром Лау, бывшим Главным ашкеназским раввином Израиля, а ныне главным раввином Тель-Авива, и попросили его объяснить, каковы духовные особенности этих дней.

Что Вы считаете главной особенностью настоящего периода, что должно вызывать наши наибольшие тревоги?

Разумеется, заботы каждого из нас находятся в разных плоскостях: личной, семейной, профессиональной... Но то, что должно было бы вызывать нашу всеобщую озабоченность и что стало отличительной чертой настоящего времени, это всеобщее презрение к человеческой жизни и достоинству. В прошлом году это обесценивание достигло апогея, и я очень надеюсь, что в новом году тенденция изменится. Чтобы пояснить свою мысль, приведу несколько примеров того, как зарождалось и проявлялось это равнодушие к ценности человеческой жизни. В 1949 году в тель-авивском парке Ган-Меир произошло убийство – молодая пара сидела на скамейке, на них напали, мужчина был убит на месте. Сообщение об этом было вынесено на первые полосы газет (а в те времена газеты имели по четыре полосы в будние дни и по восемь – в выходные). О ходе расследования газеты писали целых полтора года!
Тогда мне было 11 лет, когда начался процесс над убийцами, мне исполнилось двенадцать. По сей день помню имена жертв, убийц, судьи, адвокатов и даже название улицы, на которой жили потерпевшие. Вы спросите, почему по прошествии шестидесяти лет подробности так отчетливо сохранились в моей памяти? Ответ прост: в те времена убийство евреем другого еврея глубоко потрясало всю страну. Все в один голос повторяли: «Как может быть такое, чтобы спустя год после Войны за независимость, в которой погибли 6000 евреев, спустя пять лет после Катастрофы, унесшей 6 миллионов еврейских жизней, еврей мог убить еврея?». Именно поэтому пресса муссировала эту тему. В итоге выяснилось что убийцей был душевнобольной человек, переживший Катастрофу, он закончил свои дни не в тюрьме, а в психиатрической больнице. Но все равно, вся страна была потрясена.
Во время моей службы главным раввином Израиля в Реховоте произошло убийство– муж зарезал свою жену. По следам этой трагедии (убитой женщине было всего восемнадцать лет!), в Кнессете была организована встреча руководителей всех женских организаций страны, на которой присутствовали президент, генеральный прокурор, начальник полиции... Организаторы просили меня выступить на тему святости человеческой жизни и семейного очага. Начиная выступление, я обратился к собравшимся с вопросом, помнит ли кто-нибудь имя жертвы и где именно произошло убийство. Ответом мне было молчание. Никто не помнил! Я тогда сказал им: «Ее звали Мири Дефани, и три недели назад муж нанес ей 26 ударов ножом в ее доме в Реховоте». А потом я спросил, помнит ли кто-нибудь то убийство в Ганн-Меир. И сразу же поднялись 50 рук! Печально, что события полувековой давности всем оказались памятны, а страшная трагедия трехнедельной давности оказалась всеми забыта. Так и развилось равнодушие к человеческой жизни, и не только в Израиле, но и во всем мире.

А как Вы узнали имя жертвы?

Очень просто: я делал то, что обязан был делать. Как главный раввин Израиля я решил тщательно изучать каждый случай убийств внутри семьи. Смысл был в том, чтобы выяснить, сигнализировала ли жертва об опасности и не было ли так, чтобы из-за нашей бюрократии жертве отказались помочь. В случае с Мири Дифани такого не было, но зато в полиции оказалась целая груда ее жалоб на побои, оскорбления и угрозы со стороны распоясавшихся мужей.
28 июля этого года женщина на пляже в Бат-Яме была убита бандитами, затеявшими перестрелку. Убита на глазах мужа и двоих детей. На следующий день, когда убийцу доставили в суд (на его рубахе была кровь убитой), судья спросил, раскаивается ли он в содеянном. И убийца ответил: «Так, слегка!». Но самое страшное, что это произошло на глазах у сотен людей, спокойно сидевших в кафе и наблюдавших, как убивают ни в чем не повинную женщину, которой было всего тридцать один год.
В ушедшем году на дорогах Израиля из-за чьего-то разгильдяйства или безответственности погибло около 400 человек. Убиты не в терактах, не «касамами», не задавлены трактором террористом в Иерусалиме, они погибли только из-за равнодушия их же сограждан к чужой жизни. Все это – плоды равнодушия, уверенности, что «меня это не касается», «меня кривая вывезет». Отсюда все эти наезды на пешеходов, проскакивания на красный свет, обгоны с пересечением сплошной полосы. То, как мы ведем себя на дорогах, отражает наше поведение в жизни, в быту, наше отношение к другим людям. И вывод печальный: ценность человеческой жизни недопустимо девальвировалась.

Как Вы это объясняете?

Я убежден, что это происходит из-за отсутствия веры в то, что после смерти каждый из нас предстанет перед судом, должен будет дать отчет в своих поступках и получит заслуженное воздаяние или кару. Неверие в бессмертие души, дарованной нам Богом, приводит к нигилизму, к наплевательству. «Пей, ешь, веселись, все равно завтра умрем и нас ждет пустота. После нас – хоть потоп, а значит все дозволено!». Но ведь все мы во глубине души знаем, что это неправда.
В Рош а-Шана мы говорим: «Сегодня день сотворения мира, сегодня предстают перед судом все твари на земле – либо как сыновья, либо как рабы». И добавляем: «И восхвалим святость этого дня, ибо велик он и ужасен, в этот день вознесется царствие Твое, и облечется милостью Трон Славы Твоей, и воссядешь ты на нем в Истине и Правде. Истинно – Ты Судия и вершишь свой суд, и пишешь и подписываешь, и подсчитываешь и назначаешь, и помнишь каждую душу и раскрываешь пред собой книгу Памяти и читаешь по ней и в ней – личная подпись каждого человека». А в заключение говорится: «В Рош а-Шана будут записаны, а в Йом-Кипур - день поста – будут записаны – кто исчезнет, кто восстанет, кто умрет, а кто будет жить».
Человек знает, что ему придется дать отчет во всем пред Царем Царей, он знает, что если не будет ценить свою и чужую жизнь, то он причиняет страшный вред своей душе, вложенной в него Богом. Душа наделена силой, не позволяющей человеку посягать на чужую жизнь, разве что он проявит халатность и равнодушие. В нашей ежедневной утренней молитве говорится: «Господи, душа, которую Ты вдохнул в нас, чиста. Ты ее сотворил, ты ее в нас вдохнул и дал ей жизнь. Ты хранишь ее внутри меня, и ты заберешь ее к себе назад». Мы не дарвинисты, мы верующие люди. И чем дальше будет уходить от нас наша вера, тем с каждым поколением будет все больше обесцениваться человеческая жизнь.
Это идея не новая, и она не моя. Первым ее высказал праотец Авраам, когда решив скрыть тот факт, что Сара его жена, Авраам назвал ее сестрой: «И сказал Авраам: я подумал, что в этих краях нет Богобоязни, и убьют они мою жену» (Бытие, 20:11). Праотец Авраам первым установил прямую связь между Богобоязненностью и уважением к чужой жизни.

Все это верно в отношении людей верующих. А как быть с теми, кто не верует?

Все дело в воспитании. Никакой рекламой и агитацией не привлечешь человека к вере. Сейчас в Израиле и во всем мире в этом вопросе наблюдается глубокий кризис. С точки зрения воспитательной надо понять, что ситуация очень тяжелая. Опять-таки, приведу пример. Расскажу, что я всегда ношу при себе в нагрудном кармане (кроме субботы): это мое удостоверение личности, водительские права, военный билет (с 25-летним стажем резервистской службы, хотя как главный раввин я мог бы не ходить на военные сборы). Кроме того, там всегда лежит крошечная газетная вырезка размером 10х2 см. с заметкой, опубликованной 10 февраля 2007/30 Швата 5767 года: «Ежедневно во всем мире 18 тысяч детей умирают от голода». То есть, каждый час умирает около тысячи детей. Эти данные привел в своем отчете, завершая свою каденцию на посту руководителя департамента питания ЕС, г-н Джеймс Морис. Он добавил, что ежедневно во всем мире 850 млн. человек ложатся спать на пустой желудок. Первое место в этом печальном списке занимает Индия, за ней - Китай. Речь идет не о цунами, не о мега теракте, не о войне, не о взрыве атомной бомбы. Это - реальность, которую мы можем изменить в любой момент. Нужно только немножко доброй воли, и в наших силах без особых затрат доставить пропитание умирающим от голода людям, спасая ежедневно 18 тысяч детских жизней.

Но, как всегда, мир все знает, и молчит!

Я всегда ношу эту вырезку с собой и при каждом удобном случае показываю ее людям. В последний раз это было в марте, на Марше Жизни в Освенциме, где собрались журналисты со всего мира. Я зачитал это, чтобы объяснить: раз мы терпим такое, значит, Катастрофа ничему нас не научила. Тогда весь мир тоже знал и не сделал ничего, чтобы спасти несчастных детей от газовых камер. А тут ведь не война, тут нет врага, которого надо разбить, тут надо просто преодолеть это удобное равнодушие и самодовольство, ощутить ответственность за чужую жизнь и что-то сделать. Только и всего! Скажу больше. Чудовищная информация о том, что ежечасно от голода умирают тысяча детей, была опубликована одной из израильских газет на… 21-й полосе! То есть, в тот день редакция нашла как минимум двадцать более важных тем, чем сообщение о ежедневной смерти 18.000 детей. Еще одно свидетельство того, как прочно укоренилось в нашем обществе равнодушие к чужой жизни. А ведь такая страшная информация должна была потрясти весь мир, вызвать хоть какую-то реакцию. Ведь каждая авиакомпания могла бы выделить хоть один рейс для доставки продуктов этим детям, и вместе получилось бы очень много продуктов! Но - ничего! Назавтра СМИ забыли об этом.
Когда в марте я был в Освенциме, это, конечно, было актом поминовения. Но сейчас меня волнует не память о прошлом, а размышления о будущем, о том, что человеческая жизнь обесценивается. В Рош а-Шана мы в синагогах по всему миру трубим в шофар. Смысл этого в словах: «Протруби в Великий Шофар наше избавление!». В этом году мы добавим мольбу об уважении к святости человеческой жизни.
В заключение хотел бы вернуться к вашему первому вопросу о том, что особенного в наступающем 5769 году. Я очень надеюсь, что он станет в этом смысле переломным, что каждый из нас задумается о ценности человеческой жизни и научиться ее уважать. Очень важно понять эти вещи. Презрение к человеческой жизни, обусловленное отходом от веры, началось уже четыре века назад, и события Катастрофы были ярким проявлением этого процесса. Не забывайте, что Гитлер пришел к власти задолго до начала «окончательного решения еврейского вопроса», и никого это не волновало. А ведь в своей книжонке «Майн кампф» он провозгласил свои намерения открыто. Что и подтвердил потом, придя к власти и приняв в 1936 году свои «расовые законы». Но мир по-прежнему молчал, и все кончилось лагерями смерти. Думаю, каждому надо сделать усилие над собой. Каждый властен что-то изменить, а все вместе мы можем сделать очень много. Но важно понимать, что успех наших начинаний обусловлен нашей верой.

Не могли бы Вы в заключение пожелать что-нибудь доброе всем читателям журнала «Шалом»?

Я молю, чтобы наш Бог услышал нас, позаботился о нашем здоровье и обо всем остальном. Надеюсь, что все наши братья, живущие в диаспоре, смогут произнести слова из благодарственной молитвы на трапезу «Биркат а-мазон»: «И вернутся они в страну свою с поднятой гордо головой». А нашим братьям в Израиле пожелаю исполнения сказанного там же: «И будут они жить с гордо поднятой головой в стране нашей». Это позволит нам выполнить наши религиозные и национальные, духовные и нравственные задачи. В еврейской буквенной записи чисел этот 5769 год записывается аббревиатурой Техель Шнат Симан Тов (начнется год под добрым знаком) . Добавим к этому пожелание Мазал тов! (Счастья!) всему народу Израиля. Чтобы Бог даровал всем удачный и счастливый год. Ктива ве-хатима това. Амен!


Contacts
Redaction: edition@shalom-magazine.com   |  Advertising: advert@shalom-magazine.com
Webmaster: webmaster@shalom-magazine.com

© S.A. 2004