ЖУРНАЛ ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА

Новости Текущий выпуск Избранное Архив Franηais Deutsch English עברית Espaρol


Оглавление Интервью Осень 2008 - Тишрей 5769

Редакция
    • Слово редактора

Рош а-Шана 5769
    • Вера и Жизнь

Политика
    • Куда делись левые?

Интервью
    • Оборона и сдерживание

Исследование
    • Опасно!
    • Биотерроризм
    • Веяния прошлого

Репортаж
    • Защитная стена

Экономика
    •  Шекель – камо грядеши?

Медицина
    • Избежать шрамов

Голландия
    • Иерусалим-Гаага
    • Эсунога
    • Библиотекa Эц Хаим Монтецион
    • Бейт Хаим
    • Отторжение и притяжение
    • Федерация Еврейских общин Голландии
    • Рош-Пина и Маймонид
    • Холандсе сикабурх
    • Мати-Майера
    • Бория Лауфер
    • Вчера, сегодня и завтра
    • A.F.C Аякс
    • Душа и тело
    • Sinai centrum
    • От сердца к сердцу
    • Еврейский музей

Преступление и н
    • Слежка

Этика иудаизма
    • Когда можно опустить руки?

Хроники истории
    • Октябрь - исторические события

E-mail this article...
Оборона и сдерживание

генерал-майор Яир Голан. Фото Бат-Шевы 

Роланд Ш. Зюсман
Израильская внутренняя политика весьма переменчива и нестабильна. А потому, как это часто бывает, будущее видится мрачным и туманным. В то же время одной из самых серьезных забот нашего руководства является вопрос, есть ли у Ирана атомная бомба и насколько реальна для Израиля иранская угроза. Впрочем, угроза эта – далеко не единственная, их вполне хватает и из других направлений. Среди прочего, речь идет об интенсивном вооружении «Хизбаллы», все более прочно окапывающейся у северных границ Израиля. Чтоб разобраться, как Израиль готовится к отражению этих угроз в плане защиты гражданского населения, мы встретились с генерал-майором Яиром Голаном, командующим службы тыла Армии Обороны Израиля.

Два года назад, в дни Второй Ливанской войны, 30 процентов израильтян были вынуждены целый месяц безвылазно сидеть в убежищах. Какой урок из этого извлечен?

Мы сейчас противостоим невиданным доселе угрозам. Но прежде, чем перейти к рассказу о том, как мы готовимся к их отражению, опишу вкратце историю гражданской обороны в Израиле вообще, и в ходе Второй Ливанской войны – в частности. В ходе предыдущих конфликтов реальной угрозы гражданскому населению не было. Во время всех войн, включая Первую ливанскую, театр боевых действий был отдален от мест расселения мирных граждан, им туда доступа не было, и, за исключением единичных случаев, мирные граждане не страдали.
Все изменилось во время Войны в Персидском заливе 1991 года, когда иракские «скады» падали, в основном, на жилые дома. На места падения ракет прибывали солдаты, делали все, что было в их силах и возвращались на свои базы. Все это считалось исключительно армейским делом, хотя угроза химической атаки была вполне реальной. К сожалению, этот опыт так и не заставил нас всерьез задуматься и взяться за создание эффективной системы гражданской обороны.
Во Вторую Ливанскую войну мы вступили с теми же доктринами. То есть, были по-прежнему убеждены, что армия должна вмешиваться только там и только тогда, когда это неизбежно. По окончании войны, Госконтролер подверг справедливой критике армейское руководство, практически бросившее гражданское население на произвол судьбы. Отчет Госконтролера требовал решительного изменения доктрины. И они последовали. Отныне ЦАХАЛ будет готовить граждан к грядущим опасностям, чтобы, в случае необходимости, они могли себя защитить. Эти новые задачи потребовали от нас немалых усилий, мы должны были объяснить людям значимость этой работы, научить их, как вести себя в экстремальных ситуациях...
С начала 2008 года мы организовали 1300 всевозможных курсов и консультаций, а до конца года это число достигнет двух тысяч. Мы ходили по больницам, школам, учреждениям, синагогам, клубам, задавая людям один и тот же вопрос: волнует ли вас угроза оказаться в чрезвычайной ситуации? Как правило, люди отвечали утвердительно. Мы объясняли им, что можем организовать и провести курсы подготовки к таким ситуациям на одной из наших баз или по месту работы граждан. Так мы прививаем элементарные навыки сотням людей, и они, в случае, если не дай Б-г что-либо произойдет, уже не будут беспомощны. После прохождения курсов эти люди становятся нашими добровольными инструкторами, разбирающимися в том, как должно вести себя
гражданское население в экстремальных ситуациях. Надеюсь, эти меры позволят нам избежать повторения того, что два года назад случилось в Цфате, когда при первом же обстреле города сотрудники муниципалитета попросту разбежались кто куда. Сперва мы проводили с ними интенсивные суточные занятия, а спустя две недели, когда люди усваивали полученные знания, отвозим их на практические учения. Таким образом, начиная с 2007 года мы активно готовим сотрудников муниципалитетов к нештатным ситуациям и видим теперь в Центрах городской власти наши «опорные пункты».

Как проходят учения волонтеров?

В Израиле волонтеров гораздо больше, чем в любой стране мира. Но ни одна подобная организация не занимается вопросами гражданской обороны. Я считаю, что мы попросту обязаны использовать этот гигантский потенциал. Не буду называть все организации, с которыми мы наладили сотрудничество, назову только общество ЗАКА, в которое вовлечены 1300 волонтеров, прибывающих на места терактов, крупных аварий и т.п. Мы сказали им: «То, что вы делаете для спасения жизней и достойного захоронения мертвых – это прекрасно! Но мы бы хотели, чтобы вы создали звено, обученное действовать и в других экстренных ситуациях». В настоящее время нами уже созданы так называемые «экстренные спецгруппы», которые могут инструктировать людей и проводить с ними учения. Каждый член аткой спецгруппы создаст свою группу из 50 человек, чтобы обучать ее всему, что потребуется. Для таких волонтеров мы подготовили специальные знаки отличия, так что, в нештатных ситуациях их будет легко опознать и обратиться к ним за помощью. Они, к примеру, могут раздавать лекарства или подыскать жилье тому, чей дом разрушен в ходе стихийного бедствия или бомбежки.
Мы сотрудничаем со всеми крупными организациями Израиля. К примеру, общество «Эзер ми-Цион», оказывающее первую медицинскую помощь нуждающимся, помогающее инвалидам, детям с онкологическими заболеваниями и т.д. Это общество, в частности, создало банк доноров костного мозга, у него 25 филиалов по всей стране и около 1000 волонтеров. Они тоже согласились выделить специальную группу, владеющую навыками гражданской обороны.
Есть еще и «Мишмар эзрахи» - народные дружинники. У них около 12 тысяч добровольцев, их группы действуют по всей стране. У каждого звена есть командир, он же теперь и наш инструктор. Мы также хотим обратиться к старшеклассникам – это гигантский потенциал. 17-летние ребята охотно откликаются на призыв помочь обществу.
С нами активно сотрудничает также Паневежская йешива в Бней-Браке. В ней занимаются 3.000 учащихся в возрасте от 17 до 23 лет. Теперь они будут точно знать, что делать в экстремальных ситуацияз и как оказать помощь другим людям. Мы налаживаем контакты и с другими религиозными общинами, члены которых хоть и не служат в армии, но, тем не менее, охотно соглашаются принять участие в гражданской обороне. В общем, одним из главных уроков Второй ливанской стало налаживание эффективной системы инструктажа гражданского населения.

Что именно вы преподаете на ваших курсах?

Прежде всего, методы защиты от конвенциональных ракет. Ведь на вооружении Сирии и «Хизбаллы» состоят уже отнюдь не только простые реактивные снаряды, у них есть ракеты, несущие до 450 кг. взрывчатки. И если такая ракета поразит жилое здание, бомбоубежище жителей не защитит. Ничего не поделаешь: мир неузнаваемо изменился, и мы должны свыкаться с новыми реалиями. Погибшие – это не наша проблема. Наше дело – доставка раненых в госпитали. Не нужно специально обучаться, чтобы знать, что при сигнале тревоги следует укрыться в бомобоубежище. Но если здание над убежищем разрушено, десятки жителей дома оказываются без крова. Что с ними делать? Как им помочь? Что им нужно выдать в первую очередь, какая помощь им нужна прежде – физическая (кровати, одеяла, еда и т.д.) или психологическая? На наших курсах мы даем ответы на все эти вопросы.
Приведу еще ряд примеров. Как муниципалитет должен развертывать лагерь для оставшихся без жилья людей, как его организовать и где именно разбить? Надо понимать, что здание муниципалитета может за считанные минуты до отказа заполниться двумя тысячами обездоленных и нуждающихся в помощи людей. Здоровые женщины и мужчины назавтра после этого могут пойти на работу, но где им провести ночь, где и что им поесть, где и как умыться?
Всему этому мы учим на наших курсах в теории и отрабатываем на практических занятиях. Муниципалитеты таких крупных городов, как Иерусалим, Тель-Авив и Хайфа легко могут быть приведены в состояние готовности – у них есть и опыт крупных терактов, и достаточно внушительные бюджеты. Но что делать такому маленькому и не имеющему подобного опыта городу, как Цфат? Мы должны подготовить всех, но есть города, более подверженные угрозе конвенциональных ракет, которая становится все более реальной и осязаемой. Хотя многие считают такую угрозу сильно преувеличенной, я лично в этом не убежден и считаю, что к ней надо готовиться, даже если она не просматривается в ближайшей перспективе. Я считаю своей задачей подготовку не к завтрашнему дню, а к тому, что может случиться через пять, а то и через двадцать лет. И я точно знаю, что в ту ночь, когда такая угроза станет реальностью, думать, что делать, будет поздно. Кстати, совсем нетрудно научить людей, как себя вести и что делать в случае конвенциональной ракетной атаки. А вот подготовка населения к химической или биологической атакам – дело куда более сложное, тут нужна многолетняя работа. Мы не вправе тешить себя иллюзиями – эта угроза более чем реальна, и она уж точно куда более реальна, нежели угроза иранской атомной бомбы, которая, впрочем, с каждым днем тоже обретает все более явственные очертания. Немцы использовали отравляющие газы еще в Первую мировую войну, а вот во Вторую мировую они от этого оружия отказались, поняв, что противник к отражению такой угрозы готов – все население поголовно было оснащено противогазами, что заметно снижало эффективность химического оружия. К сожалению, нам всем хорошо известно, что немцы использовали отравляющие газы и в других целях...
Я привел пример применения химического оружия, чтобы проиллюстрировать, насколько эффективной может быть подготовка к отражению этой угрозы. Когда мирное население знает, когда и какой противогаз надевать, когда следует укрываться в убежище, а когда – покидать его, как выявить отравленную пищу и воду и т.д., химическая атака утратит эффективность и потому перестанет быть актуальной.
Биологическое оружие призвано умерщвлять постепенно, вызывая сначала болезни и страдания, а лишь потом - смерть. Это средства ослабления населения и даже целой страны. В этом вопросе наша позиция ясна. Мы должны быть готовы к любому развитию событий, иначе мы можем понести очень тяжелые потери. Надо помнить, что атаки на мирное население и конвенциональным, и неконвенциональным оружием призваны, прежде всего, внести дезорганизацию тыла, посеять панику. Но если население подготовлено и знает, что надо делать, эта цель достигнута не будет.

Вы также готовите врачей, учите их оказывать помощь в случае химической или биологической атаки?

Мы не только инструктируем, но и оснащаем их комплектами первой помощи на этот случай и, разумеется, ведем интенсивные тренировки. Израильские больницы лучше других подготовлены к такого рода атакам. Приведу простой пример: перед входом в любую израильскую больницу есть помещения для деконтаминации, в которых должны проходить первичную обработку пострадавшие от химического и биологического оружия. Теперь этот опыт копируют очень многие больницы в разных странах мира.

Вы полагаете, что такие арабские террористические организации как ООП, ХАМАС и «Хизбалла» имеют биологическое и химическое оружие, которое смогут применить против израильтян?

Нет сомнения, что все эти организации стремятся заполучить оружие массового поражения. Но обращение с таким оружием требует высокого уровня технической подготовки. Такого, какого у них пока не имеется. В Японии в 1990 году одна террористическая организация пыталась взорвать химическую бомбу в Токийском метро, но опыт был не очень удачным. Я не думаю, что в ближайшие годы террористы смогут применить против Израиля такое оружие. Но я снова подчеркиваю, что к конвенциональной угрозе мы должны относиться со всей серьезностью. Сейчас у наших границ сконцентрированы тысячи разнообразных ракет, оснащенных куда более мощными боеголовками чем те, с которыми мы сталкивались в дни Второй ливанской войны. От Сирии и Ирана исходит также серьезная угроза применения неконвенционального оружия – эти страны располгают впечатляющими запасами химических и биологических поражающих средств. А у «Хизбаллы» вдобавок есть ракеты с радиусом действия до 250 км., т.е. достигающие практически любой точки в центре Израиля. Но еще опаснее сирийские ракеты с радиусом действия 700 км. Такая ракета, запущенная даже с иракской или турецкой границы, может достичь центра Израиля.

Вы готовите людей и на случай применения террористами неконвенциональных средств?

Мы готовим людей к войне, это куда серьезнее угрозы терроризма. Да, готовить людей на случай терактов куда легче, ведь при любом теракте число пострадавших куда меньше, чем в ходе войны. Поэтому вопросами террора занимается полиция, а мы со своей стороны находимся с ней в постоянном контакте.

Во время предыдущих войн, включая Вторую ливанскую, многие туристы предлагали Израилю безвозмездную помощь, а их просто грубо отталкивали. Почему? Почему Израиль отказывается от любой не денежной помощи евреев из-за рубежа?

Я не думаю, что это так. Я во всяком случае не делаю никакого различия между людьми, желающими и готовыми помочь в нашем деле. Но Вы затронули очень важный момент. Очень многие добрые люди хотят нам помогать, и мы должны научиться умело эту помощь использовать. У нас в Управлении тыла создан штаб, обрабатывающий предложения добровольной помощи и направляющий людей туда, где от них может быть максимальная польза. Скажем, в экстренных случаях больницы Иерусалима и Тель-Авива не очень нуждаются в дополнительной помощи, а вот в Нагарии или Цфате она может быть весьма уместна. Такая помощь может быть очень существенной в масштабной войне. Я, к примеру, охотно инструктирую иностранных врачей, которые могут занять место врачей-израильтян, призванных на передовую. Это верно и применительно к другим сферам.

Вопрос, продиктованный тем, что Вы сказали выше: на Ваш взгляд, израильскому населению и в следующий раз придется сутки напролет прятаться от ракетных обстрелов в неприспособленных убежищах?

Мы должны принять совершенно иную доктрину. Длительное сидение в убежищах вгоняет людей в депрессию и наносит им страшный физический, моральный, да и материальный ущерб. Мы же поощряем людей при первой возможности выбираться наружу, брать на себя ответственность за свою жизнь и жизнь соседей, активно участвовать в отражении угрозы... Когда в дни Второй мировой войны немцы бомбили Лондон, жизнь города не прерывалась, и это очень поддерживало моральный дух нации. В Сдероте, например, мы призываем людей выходить из убежищ и приниматься за свои дела уже через пять минут после того, как прозвучала тревога. Из Второй ливанской мы извлекли еще один важный урок. До этого у всех на слуху была Кирьят-Шмона, годами жившая под «катюшами» «Хизбаллы». В первые десять дней войны на наши города ежедневно падало по 2-5 «катюш», а вот ночью ракетных атак не было. Стоило ли в таком случае держать людей в убежищах днем и ночью? Конечно, нет. А люди, тем не менее, сидели в убежищах безвылазно. Им надо возвращаться домой, на свои кухни, готовить еду, разминаться, дышать свежим воздухом... Загнав людей в убежища, вы ломаете становой хребет общества. Мы должны постоянно напоминать людям о необходимости спускаться в убежища во время тревоги. Однако сразу же после отбоя надо призывать людей выходить наружу и пытаться, насколько это возможно, жить обычной жизнью. Для этого надо уметь даже в экстренной ситуации создавать нормальную обстановку. Если коротко, в этом и заключается наша задача.

Мы тщательно готовимся и очень надеемся, что наша подготовка никогда никому не понадобится. Но если арабы снова нанесут удар, жители Израиля с присущим им мужеством будут готовы встретить его достойно, вне зависимости от силы удара. Генерал-майор Яир Голан и его подчиненные делают все, чтобы обеспечить решение этой задачи.










Contacts
Redaction: edition@shalom-magazine.com   |  Advertising: advert@shalom-magazine.com
Webmaster: webmaster@shalom-magazine.com

© S.A. 2004