ЖУРНАЛ ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА

Новости Текущий выпуск Избранное Архив Franηais Deutsch English עברית Espaρol


Оглавление Интервью Осень 2006 - Тишрей 5767

Сентябрь - 2006 года
    • Колонка главного редактора

Политика
    • Лес рубят - щепки летят

Интервью
    • Надежда
    •  Жестокое пробуждение
    • Выжить под солнцем

Стратегия
    •  Вторая ливанская война

Репортаж
    • Усилить слабое звено
    • Шаг в сторону света
    • Пожертвование, или страдание?

Аналитика
    •  Враг среди своих
    •  Антисемитизм
    • Как спекулируют правами человека

Наука и безопасн
    • Иерусалимское око


    • 

Израиль-Япония
    • Иерусалим и Токио

Польша
    • Иерусалим-Варшава – города побратимы
    • Польская реальность еврейской общины
    • Ассоциация еврейских общин Польши
    • Борьба с польским антисемитизмом
    • Евреи и поляки
    • Кузница идишской культуры
    • Польский ХАБАД
    • Институт истории польского еврейства
    • Последняя возможность Варшавы
    • Восстание варшавского гетто
    • Последнее пристанище польских евреев

Этика иудаизма
    • Условия фундаментального брака

Хроники истории
    • Октябрьские события

E-mail this article...
Выжить под солнцем

Шауль Касима

Рональд Ш.Зусман
Дивные по красоте пасторальные пейзажи севера Израиля традиционно привлекают туристов из многих стран мира.
Неудивительно, что в программах многих туристических компаний уделено особое место достопримечательностям Северной Галилеи, Голанских высот, Иорданской и Казбанской рек.
Не остаются незамеченными туристами могилы древних талмудистских мудрецов-каббалистов в Цфате. Многие туристы приезжают в Израиль просто для того, чтобы отдохнуть от задымленных выхлопными газами городов.
Июль 2006 года изменил первозданную красоту севера. Практически все туристические объекты закрылись. Во время Второй ливанской войны на карте севера не осталось ни одного живого места, которое бы «Хезболлах» не подвергла ракетному обстрелу «катюшами».
Тем не менее, Хацор Глилит, небольшому городку на севере Израиля, удалось сохранить вполне мирный облик и не превратиться, в отличие от других прифронтовых городов, в "обиталище духов".
По распоряжению главы регионального Совета Шауля Касимы, при каждом ракетном обстреле жители Хацор Глилит и туристы прятались в хорошо оборудованных бомбоубежищах. Перед тем, как мы начнем интервью с Шаулем Касимой о страшном периоде Ливанской войны, несколько слов о главе регионального Совета.
Шауль Касима занимает этот пост вот уже два с половиной года. До этого в течение 30 лет находился на сверхсрочной офицерской службе, которую завершил в чине подполковника. На протяжении двадцати лет Шауль Касима служил в Ливане. Он прекрасно знает стратегию «Хезболлах» и методы террористической деятельности, применяемые ее боевиками.
После демобилизации Шауль Касима в течение двух лет был военным атташе при посольстве Израиля в Румынии.

- Г-н Касима, как Хацор Глилит удалось выдержать тяжелый период Второй ливанской войны?

- Это было непросто. Каждый день, с семи утра, наш центральный контрольный пункт, находившийся в бомбоубежище, начинал свою работу. Жители города проявили настоящую отвагу и беспредельное мужество. Безусловно, психологически никто не был готов к столь длительному сроку пребывания в бомбоубежищах. Израиль привык к коротким войнам. Но коллективная память подсказывала нам, что наступила еще одна Война Судного дня. К счастью, мы научились мобилизовывать в нужный момент наши силы и оперативно реагировать на кризисную ситуацию. На Хацор Глилит упало свыше 130 «катюш». Нанесенный ущерб колоссален. Пострадало свыше 50 зданий, два были полностью разрушены, сгорело пять машин. К счастью, никто из жителей Хацор Глилит не пострадал, за исключением случаев контузий и непродолжительных шоковых состояний, которые получили нескольких жителей. Хацор Глилит находится в двадцати двух километрах от ливанской границы. Наш город подвергся артобстрелу в первую очередь. Восточнее от Хацор Глилит находится небольшой аэропорт Маханаим. В свое время в аэропорту приземлялись пассажирские рейсы из Тель-Авива. Всего за 23 минуты туристы и жители могли добраться из Тель-Авива в Северную Галилею. После выхода ЦАХАЛа из зоны безопасности Южного Ливана аэропорт стал посадочной полосой для военных вертолетов "Апача". На территории нашего города находится множество стратегически важных объектов, военных баз, ретрансляционных антенн и практически все возможные виды военных бункеров. По большому счету, Хацор Глилит выполняет стратегически важную вспомогательную функцию штаба Северного округа. Во время последней войны, несмотря на относительно невысокую скученность и точность ракетных атак, около 30 процентов вражеских «катюш» упали на наш город. Проведя историческое сравнение, я пришел к поразительному выводу: по итогам Шестидневной войны, в результате артобстрелов сирийской артиллерии, находившейся от нашего города на расстоянии всего 5,5 километра, на Хацор Глилит не упала ни одна ракета! Вот почему никто не ставил вопрос о необходимости обороняться и укреплять тыл. Однако шли годы, и ситуация в корне изменилась. На момент, когда я вступил в должность главы регионального совета Хацор Глилит, мне стало понятно, что бомбоубежища в здании регионального совета и в городе
(а их насчитывалось свыше трехсот) находятся в плачевном, а то и просто в ужасающем состоянии. К этому беспокойству можно было прибавить мой многолетний военный опыт. Еще в 2000 году, сразу после вывода наших войск из зоны безопасности Южного Ливана, я понимал: террористы «Хезболлах» обязательно начнут укреплять свои позиции вдоль всей границы с Израилем. Да и глупо было бы шиитам не воспользоваться столь щедрым подарком Израиля. Очень многие наши военные эксперты уже тогда предсказывали, что «Хезболлах» будет интенсивно снабжаться оружием и, конечно же, ракетами. Исходя из этих предположений, командование штаба Северного округа понимало: в случае эскалации напряжения на нашей северной границе под обстрел попадут такие города, как Хайфа, Акко, Нагария и Хацор Глилит. Именно поэтому я организовал плотное кольцо регулярной гражданской обороны и буквально заставил всех жителей срочно привести в порядок свои бомбоубежища.
Основное финансирование укрепления обороноспособности города зависело от дотаций МВД Израиля. Обратившись за помощью в министерство, я понял, что финансовую помощь от МВД Хацор Глилит не получит. И все же мне удалось из других источников собрать необходимые средства и реконструировать несколько административных бункеров и городских бомбоубежищ. В частности, я сконцентрировал все службы по оказанию экстренной помощи жителям города (полиция, пожарные службы, медицинская и психологическая помощь) в одном месте. Наверное, это просто счастливое совпадение, но мы завершили все подготовительные работы по укреплению тыловых служб города всего за полторы(!) недели до начала войны.
Начало войны напрашивалось само собой. На тот период трагическую развязку ситуации предсказать было несложно. Я понял, что взятие в плен военнослужащих ЦАХАЛа в Газе, Южном Ливане и убийства восьми израильских солдат, приведут к втягиванию Израиля в очередной кровопролитный конфликт.
Сегодня, уже после окончания Ливанской войны, я вновь обращаюсь к главам региональных советов и муниципалитетов Северного округа с убедительной просьбой: срочно, не дожидаясь помощи извне, привести в порядок все бомбоубежища, создать центральный пункт, в котором будут сосредоточены все службы по оказанию экстренной помощи населению, детально продумать все меры, которые полностью исключат бесконтрольное перемещение по городу детей, школьников и туристов в экстремально ситуации.

- Как прошли первые дни войны?

- В 8.30 начался первый обстрел «катюшами» Хацор Глилит. Уже в 10 утра я созвал экстренное совещание с участием руководителей всех отделов регионального совета Хацор Глилит. После совещания мы оперативно объехали весь город и призвали горожан через мегафоны срочно спуститься в бомбоубежища по месту жительства. Потом приняли коллегиальное решение перенести центр координации действий регионального Совета в наш знаменитый бункер. И уже из бункера мы отвечали на звонки, поступавшие в специально созданную экстренную телефонную службу.
Чтобы объяснить, как работала наша экстренная телефонная служба, расскажу несколько реальных историй. В одном случае нам позвонили жители и сказали, что взрыв «катюши» неподалеку от их бомбоубежища полностью его обесточил. Срочно посланные на место электрики в считанные минуты вернули свет в бомбоубежище.
Или другой случай: ракета взорвалась возле входа в бомбоубежище, никакого вреда, к счастью, не причинила, однако несколько детей от испуга получили шок. Туда мы срочно направили врачей, оказавших детям психологическую помощь. Бывали такие моменты, когда эти меры не помогали. Тогда мы вызывали «скорую помощь», которая отвозила пострадавших от обстрелов «катюш» граждан в больницу.
Вы должны понять: Хацор Глилт – совсем маленький город с очень скромными финансовыми ресурсами. Но мы справились со всеми выпавшими на нашу долю испытаниями, главным образом потому, что в экстремальной ситуации сумели грамотно скоординировать действия всех тыловых служб.

- Получали ли Вы поддержку в ходе Второй ливанской войны?

- Благодаря помощи Всемирной организации "Джойнт" и Еврейского агентства «Сохнут» нам почти на неделю удалось вывезти свыше 3.500 человек в отели и пансионаты, расположенные в центре и на юге Израиля. Кроме этого, эти организации помогли нам вывезти из-под ракетных обстрелов пожилых людей, а также оказывать эффективную гуманитарную и психологическую и поддержку детям. Я хотел бы особо поблагодарить все израильские общественные организации, направившие в Хацор Глилит игрушки, и, конечно же, специально приехавших к нам популярных израильских артистов. Стремление совершенно посторонних людей любыми способами оказать нам помощь было просто фантастическим! Особенно запомнилась акция Государственной компании по охране окружающей среды: чтобы поднять настроение жителям города, она направила в Хацор Глилит десять автобусов с популярными артистами и певцами и клетки с ручными животными – чтобы дети могли их погладить и как-то отвлечься от суровых буден. Наша отдельная благодарность – товариществу "Меир Паним", мобилизовавшему для нашего города специальные передвижные столовые, которые бесплатно раздавали жителям продукты первой необходимости. В обычные дни такие передвижные столовые могут обеспечить едой до 250 человек. Однако во время последней Ливанской кампании число людей, получавших горячие обеды, доходило до полутора тысяч человек в день. Следует сказать, что товарищество "Меир Паним" обеспечивало передвижными столовыми также другие города и поселения севера, ряд населенных пунктов на Голанских высотах. Буквально каждый день в Хацор Глилит из близлежащих населенных пунктов и из городов центра Израиля приезжали до сотни добровольцев самых разных специальностей – от педагогов средних классов до крупных банкиров. А в самый разгар войны в Хацор Глилит приехали мои друзья-однополчане - офицеры элитной дивизии «Голани», в числе которых были даже отставные генералы. Они просились на любую добровольческую работу у "Меир Паним", не гнушаясь ничем: от раздачи горячих пайков до чистки картошки на кухне. Этим людям не нужны были кровати или какие-то условия проживания - они все привозили с собой: от газовых горелок и продуктов до спальных мешков и посуды. Хотелось также воспользоваться случаем и поблагодарить компанию start-up из города Явне, направившую в Хацор Глилит 20 комплектов технического оборудования для улучшения качества бомбоубежищ.

- Что Вы можете сказать о всеизраильской солидарности в период войны?

- Как известно, последняя война забрала жизни сотен израильских солдат и гражданских лиц. Каждый убитый израильтянин становился для нас незаживающей раной. Цена, которую мы заплатили за последнюю войну в Южном Ливане, оказалась непомерно высокой. Единственное, что нам, жителям севера, придавало силы в те трагические минуты, это чувство сплоченности и еврейской общности израильского народа. Последняя война ощутима сблизила разные слои израильского общества, и это не может не вселять надежду. Стерлись, наконец, извечные разногласия между «правым» и «левым» лагерями в израильской политике, затушевались этнические разногласия и взаимные претензии, отошли на второй план предрассудки... Война вновь напомнила народу Израиля, что все мы – одна семья, и судьба у нас – одна.

- Вы посвятили 32 года своей жизни ЦАХАЛу, 26 лет из которых занимали руководящие посты в израильской военной разведке. Думаю, в стране немного людей, которые знают Южный Ливан так глубоко и всесторонне, как и Вы. С 1977 года Вы участвовали не только в военных, но и гражданских операциях на территории Южного Ливана. Как Вы оцениваете геополитическую ситуацию в Ливане?

- Прежде чем ответить на Ваш вопрос, позволю себе небольшой экскурс в прошлое. Вне какой-либо зависимости от политического курса правительств Ливана позиция Израиля к этой стране всегда оставалась неизменной – сохранение мира и безопасности на северной границе. С уверенностью могу утверждать, что такой же точки зрения всегда придерживались христиане и друзы, проживавшие в Южном Ливане, и жители Северной Галилеи. Я не хотел бы возвращаться к истокам тяжелых политических неурядиц Ливана, причиной которых были и систематически нападения палестинцев, и преследования короля Хусейна, вызванные террористической деятельностью организации "Черный сентябрь" и завершившиеся в итоге созданием «Хезболлах»... Важно лишь отметить, что на протяжении многих лет вооруженные бандитские формирования типа арафатовского ФАТХа и шиитской «Хезболлах» свободно орудовали и перемещались по территории Ливана. В 1978 году ЦАХАЛ принял решение провести операцию под кодовым названием «Литани», в ходе которой специальные подразделения ЦАХАЛа очистили Южный Ливан от рассадников террора. Затем израильская армия начала поэтапное отступление к своим границам, оставив за собой лишь буферную зону глубиной в 20 километров, названную впоследствии «зоной безопасности». Охрану этой зоны взяла на себя христианская армия ЦАДАЛ. А в 1983 году мы вновь были вынуждены ввязаться в сложную войну – началась операция «Мир Галилее», из которой мы в очередной раз вышли победителями – арафатовские банды были сброшены в море и вынуждены ретироваться в Тунис. И вот что характерно: несмотря на военные столкновения, именно Израиль был инициатором строительства в Ливане современной больницы, водоочистительной станции, электрической инфраструктуры и ряда других гражданских объектов, которых до нас в Ливане просто не существовало. Израиль не только обучал ливанскую армию и полицию пользоваться оружием. В свое время я руководил специальной гражданской группой, оказавшей социальную помощь ста двадцати тысячам мирных ливанцев...
Уже тогда мы видели, как постепенно набирает силу «Хезболлах», однако в душе надеялись, что щупальца этой воинственной, ненавидящей Израиль и евреев организации никогда не дотянутся до наших северных городов. Как видите, мы ошиблись. Ни Сирию, ни, особенно, Иран никак не устраивала ситуация, при которой было достигнуто перемирие и Израиль начал оказывать Ливану гуманитарную помощь. Именно тогда Иран стал активно переводить «Хезболлах» огромные средства и накачивать шиитов оружием.
Став премьер-министром Израиля, Эхуд Барак посчитал 18-летнее присутствие нашей армии в Южном Ливане нецелесообразным и весной 2000 года вывел ЦАХАЛ из «зоны безопасности». ЦАДАЛ – южно-ливанская христианская милиция, воевавшая с нами бок о бок против боевиков «Хезболлах», была расформирована. Многие солдаты ЦАДАЛА, опасаясь физической расправы за сотрудничество с ЦАХАЛом, перешли на службу к шиитам, часть, спасаясь от преследований и физической расправы, переехала в Израиль...
Я верю, что вывод наших войск из Южного Ливана был продиктован временем, а потому – необходим. Однако то, в какой форме мы ушли из Южного Ливана – стремительно, в течение нескольких часов, бросая снаряжение и инвентарь - нанесло Израилю непоправимый ущерб. Наши враги расценили это как поражение на поле боя, как слабость Армии обороны Израиля. Все, что мы делали в Ливане течение восемнадцати лет, преследовало единственную цель – сохранить мир и спокойствие на наших северных границах. Однако на деле все вышло совершенно иначе. Уход израильской армии не только поднял моральных дух боевиков «Хезболлах», он привел Арафата к развязыванию против Израиля второй интифады...
В отношении последней войны в Ливане могу лишь добавить, что Израиль разрушил планы Ирана, стремившегося использовать подразделения «Хезболлах» в качестве силового рычага на наших северных границах. «Хезболлах» - и это сегодня не секрет ни для кого в мире - марионетка Ирана. Вот почему для Израиля была так важно нанести этой структуре как можно более ощутимый урон. К сожалению, наша победа над подразделениями шиитов не была полной и безоговорочной. В ходе войны «Хезболлах» проявила себя как грозная сила. Так что полностью деморализовать военную структуру этой организации будет не так просто. Но в любом случае, последняя военная кампания стала мощным сдерживающим фактором, который, надеюсь, дает Израилю определенную передышку на северной границе. Как мы ею воспользуемся – это уже совсем другой вопрос...
В плане прогнозов на будущее можно предположить, что уже через два года «Хезболлах», с помощью Ирана, будет готова атаковать Израиль ракетами с химическими боеголовками. Вот почему я думаю, что Израилю необходимо прежде всего продумать генеральный план на случай возобновления военного конфликта на северной границе, кардинально пересмотреть тактику и стратегию боя, всерьез задуматься над соотношением десантно-пехотных частей и подразделений спецназа, над реальным КПД в такого рода войнах наших ВВС.
Что же касается пехотных подразделений ЦАХАЛа, то в последней войне им всего за 48 часов до прекращения огня удалось деморализовать силы противника. К нашему великому сожалению, несогласованность действий высшего командования ЦАХАЛа привела к тому, что принципиально важная для Израиля решающая атака на позиции «Хезболлах» так и не была проведена...
В качестве резюме могу добавить только, что с политической и военной точек зрения, ЦАХАЛ за Вторую ливанскую войну объективно заслуживает «призовых баллов». Но победа по баллам – это все-таки не победа нокаутом.
В настоящее время «теневое правительство» Ливана – организация «Хезболлах» - ушло в глубокое подполье, где и зализывает раны. Кабинет премьер-министра Фуада Синьоры взял на себя ответственность за охрану ливано-израильской границы. В такой ситуации хотелось бы верить, что совместно с международным контингентом миротворческих сил ООН регулярной армии Ливана удастся на длительный период времени стабилизировать положение на своей южной границе и предотвратить очередную военную конфронтацию.
Израиль же, как обычно, должен рассчитывать только на себя, а значит, даже в самом благоприятном случае, обязан быть готовым к новым испытаниям на прочность...


Contacts
Redaction: edition@shalom-magazine.com   |  Advertising: advert@shalom-magazine.com
Webmaster: webmaster@shalom-magazine.com

© S.A. 2004