ЖУРНАЛ ЕВРОПЕЙСКОГО ЕВРЕЙСТВА

Новости Текущий выпуск Избранное Архив Franηais Deutsch English עברית Espaρol


Оглавление Интервью Весна 2007 - Песах 5767

Апрель 2007
    • Колонка главного редактора

Пасха 5767
    • Молитва и милосердие

Интервью
    • Превентивные меры
    • 1967 - 2007 Камо грядёши Израиль?
    • Быть примером

Аналитика
    • Cорок лет спустя
    • Техника мирных переговоров
    • Исламизм, мультикультурализм и евреи

Экономика
    • Оборонная промышленность Израиля

Азербайджан
    • Иерусалим-Баку
    • Евда Абрамов - еврей в меджелисе
    • О горских евреях Баку
    • Путешествие во времени
    • Лояльность на государственном уровне
    • Еврейская жизнь
    • Героизм евреев
    • Музыкальное шоу раввина Брука
    • Из Баку в кнессет

Турция
    • Иерусалим-Истанбул
    • Между востоком и западом

Расследование
    • Дело нацисткого преступника Шандора Кепи

Репортаж
    • Доноры

Евреи - Самария
    • Возрождение еврейского виноделия

Научные исследо&
    • Колледж Иудеи и Самарии

Этика иудаизма
    • Грех пополам

Хронология
    • Апрельские события

E-mail this article...
Превентивные меры

Бригадный генерал Яир Голан Фото: Батшева 

Рональд Ш.Зусман
Одна из песен известного шансонье Жильбера Беко называется «И что же мне теперь делать?». Похоже, парафраза этих слов лучше всего отражает нынешнюю ситуацию в сфере безопасности в Иудее и Самарии. Звучит она так: «И что же теперь будет?»…
Слово «теперь» отражает реальность лучше всего. Реальность, в которой у власти после ухода Израиля из Газы находится ХАМАС, реальность, в которой этот район буквально начиняется оружием и боеприпасами, и, наконец, реальность, в которой террор из Газы и с Западного берега не прекращается ни на день, угрожая жизням тысяч израильских граждан.
Чтобы разобраться в этом сложнейшем клубке проблем, мы отправились в Бейт-Эль, где дислоцируется окружная дивизия Центрального округа. Там мы встретили бригадного генерала Яира Голана, командующего израильскими войсками в Иудее и Самарии.

Не могли бы Вы описать в двух словах военную ситуацию во вверенном Вам районе?

Чтобы разобраться в нынешней ситуации, необходимо вспомнить, что происходило в Израиле в 2002 году, когда арабский террор достиг пика своей разрушительной силы, когда террористы-самоубийцы унесли жизни 234 израильтян, не говоря уже о тысячах раненых и искалеченных. В 2006 году в от рук террористов погибли только 11 евреев, и, может показаться, что мы наблюдаем заметное снижение интенсивности арабского террора. Но это лишь частично отражает подлинную картину. На самом же деле количество стычек с перестрелками, попыток совершения терактов и число убитых палестинцев значительно возросло. Сочетание этих двух фактов, когда, с одной стороны, нам удается предотвратить множество терактов, а, с другой, число попыток их совершения постоянно растет, свидетельствует о том, что опасность значительно возросла. Причины тому кроются, в частности, в том, что на горизонте не видно политического разрешения конфликта и в том, что Вторая ливанская война послужила террористам значительным стимулом продолжать свою кровавую деятельность. Террористические организации изо всех сил пытаются совершить как можно больше терактов. Нам пока удается предотвращать их благодаря тому, что мы постоянно начеку, накопили немалый опыт, да и в немалой степени благодаря везению. Например, террорист-самоубийца был задержан в Иерусалиме совершенно случайно, у нас не было о нем никакой предварительной информации. Таково примерно описание ситуации, в которой Израиль вел свою антитеррористическую войну в 2006 году.

Как по-вашему будут развиваться настроения местного населения?

Огромное влияние на них оказывают власти ПА, где сейчас, как известно, заправляет ХАМАС. По просьбе Израиля международное сообщество прекратило оказание финансовой помощи администрации ПА, и в результате во многих местах заметно снизилась, а то и полностью свернулась экономическая активность. Несомненно, положение местного населения значительно ухудшилось. Палестинская администрация не выплачивает нормальных зарплат с января 2006 года.

Каково положение дел, каков расклад сил в Палестинской автономии?

Это абсолютно неэффективная организация. Непосредственно в терроре она не замешана, но она не имеет ни возможности, ни желания эффективно бороться с террором. Поэтому положение, при котором руководство ПА несет всю полноту ответственности за происходящее на ее территории, абсолютно недопустимо. Эта администрация не имеет никакой реальной власти. Думаю, в будущем она эту власть обретет, но сейчас она играет второстепенную роль. Лидеры ПА не способны повести за собой палестинские массы, и за последние 6 лет их влияние постоянно снижалось. И это – не очень хорошие новости.

У кого там деньги и кого там оружие?

Тут между сектором Газы и Иудеей-Самарией есть большая разница. В Газе после последних выборов вся полнота власти сосредоточена в руках ХАМАСа. А здесь, в Иудее и Самарии, при том, что администрация ПА подконтрольна ХАМАСу, ситуация совершенно иная. Мы имеем дело с теми же людьми ФАТХа, они были и остались главными игроками. Вроде бы, не имеем прямых контактов с самой этой организацией, но есть масса повседневных проблем, которые нам приходится решать вместе с ее представителями – это и гуманитарные вопросы, и вопросы медицинской помощи, и снабжение водой и электричеством. Хотя они практически ничего не делают для обеспечения правопорядка, они помогают нам в таких например случаях, когда израильские граждане по ошибке попадают на их территорию. Благодаря людям ФАТХа их возвращают нам целыми и невредимыми. Уровень нашего сотрудничества очень низок, он не позволяет нам строить реальные надежды на то, что в будущем ситуация изменится к лучшему.

Каковы Ваши отношения с еврейскими жителями Иудеи и Самарии?

2006 год начался, что называется, с левой ноги. Как вы помните, тогда был проведен демонтаж поселения Амона и эвакуация «Дома Шапиро» в Хевроне (по сути, это было проявлением никому не нужного и излишнего словесного и физического насилия – прим. ред.). Со временем страсти улеглись, а затем разразилась Вторая Ливанская война, которая вернула наши отношения в абсолютно нормальное русло. В Иудее и Самарии, как и по всей стране, все мы находимся в состоянии напряженного ожидания. По сути, нынешнее израильское правительство не сумело разработать сколь-нибудь внятной стратегии на среднюю и дальнюю перспективу.

Вы полагаете, что «забор безопасности» способствует эффективной борьбе с террором?

Ограда – это прекрасное средство слежения за любыми видами деятельности. Раньше территории были абсолютно открыты, передвижение было практически бесконтрольным, что очень затрудняло нам отслеживание террористов. Теперь, когда район закрыт, террористы, чтобы свершить свое черное дело, должны изыскивать другие средства, чтобы добраться до своих целей, что, конечно, облегчает нам борьбу с ними.

Какова вероятность того, что террористы начнут обстрелы «касамами» из арабских городов и деревень Иудеи и Самарии?

Вероятность низка потому, что здесь мы абсолютно свободны в действиях, мы можем в любой момент войти в любой город и деревню и принять превентивные меры. Мы попросту не позволяем подобной деятельности развиться. Недавно была попытка запустить «кассам» из Туль-Карема. Мы ворвались в место подготовки ракеты и сорвали эту затею. Думаю, до тех пор, пока у нас будет такая свобода действий, ни «касамов», ни других ракет по еврейским городам отсюда запущено не будет.

Насколько сильно в арабских городах влияние Хизбаллы и Ирана?

Оно огромно. Масса террористических ячеек финансируется Хизбаллой, то есть Ираном. Хизбалла очень глубоко причастна к террору в Израиле. Это очень опасная тенденция, но я лично считаю, что проблема не столько в практической причастности Хизбаллы к террору, сколько в том, что она поставляет оружие и деньги ХАМАСу и обучает его людей. Поэтому надо четко различать ситуацию в Газе и в Иудее-Самарии. Если здесь влияние Хизбаллы пока незначительно, то в Газе, с момента прихода к власти ХАМАСа, она играет главную роль. С этой точки зрения интересно отметить, что мы практически больше не сталкиваемся с террористическими ячейками, руководимыми «Аль-Каидой». Эта организация дважды пыталась проникнуть сюда, но мы предотвратили эти попытки.

Каким Вам видится развитие событий в этом году?

Мое дело – быть готовым к худшему. Я думаю, у нас не останется выхода, и мы будем вынуждены начать масштабную сухопутную операцию в Газе и нам придется оставить там наши войска до тех пор, пока мы не уничтожим инфраструктуру террора. Иного способа прекратить обстрелы нашей территории ракетами попросту нет. Но я боюсь, что Израиль решится на такую операцию только после того, как какая-нибудь ракета повлечет большие жертвы, как то могло случиться при попадании ракеты в школьное здание в Ашкелоне. Если Израиль начнет такую операцию, это очень скоро скажется и на Иудее-Самарии. Здесь начнется волна демонстраций, беспорядков, и, конечно, терактов. Нельзя исключать и того, что такая операция вызовет активность Хизбаллы на Севере, или даже агрессию Сирии. Поэтому я предвижу самое серьезное развитие событий, но у нас есть все средства, чтобы противостоять террору во вверенном мне районе. Но надо помнить, что ситуация очень сложная и взрывоопасная.

Вы полагаете, что мы стоим на пороге третьей интифады?

Прежде всего, надо дать определение этому термину. Мы имеем в виду только хулиганство, вроде швыряния камней и бутылок с зажигательной смесью, как это было во времена первой интифады? Или речь идет о террористах-самоубийцах, заполонивших в Израиль в ходе второй интифады? Если имеется в виду первый случай, то опыт показывает, что подобное может затянуться на месяцы, но не на годы. В первую интифаду спустя уже три месяца уровень насилия заметно снизился, а отдельные его вспышки проявлялись от случая к случаю. А вот в случае второй интифады дело затянулось надолго и приняло огромные масштабы.
Как я уже говорил, до тех пор, пока мы будем сохранять свое присутствие в палестинских городах и деревнях и оставлять за собой свободу действий, особая опасность нам не угрожает. Сегодня у нас нет причин опасаться сколь нибудь серьезной угрозы нашей безопасности, исходящей из этого региона. Я также не думаю, что обстрелы израильских машин превратятся в массовое явление. Поэтому я не ожидаю на этом направлении никаких тяжелых сюрпризов, хотя волна насилия заметно усиливается. Единственное, что может решительно изменить такую ситуацию, это те или иные политические шаги. Например, если израильское правительство решить уйти с больших участков Иудеи и Самарии и демонтировать ряд еврейских поселений. Другая вероятность – это если израильское правительство поддастся давлению США и начнет ускоренными темпами реализовывать «Дорожную карту». То есть, если не будет резких политических шагов, военная ситуация скорее всего не изменится. Если на политическом уровне все зыбко и неясно, то на уровне военном – мы постоянно начеку и держим ситуацию под контролем днем и ночью.

Как, по Вашему мнению, будет действовать еврейское население Иудеи и Самарии, каковы у него перспективы?

После размежевания в Газе и событий годичной давности, я бы сказал, мы находимся в отношении поселенцев в ситуации «перемирия». Их лидеры не особенно стараются расширять поселения, а мы не очень-то стараемся мешать им. Интересно, что тут наблюдается аналогия с палестинцами: и еврейские поселенцы, и палестинцы пребывают в напряженном ожидании дальнейших политических шагов и надеются на решение, которое устроило бы обе стороны.

Какая проблема наиболее волнует Вас сегодня?

Несомненно, это массивные денежные вливания из Бейрута и Дамаска в здешние террористические организации. Но я думаю, что наша главная задача в 2007 году – это прекратить любые контакты и особенно пресечь передачу денег и оружия из Газы в Иудею и Самарию. Не вдаваясь в детали, могу сказать, что это довольно сложный вопрос, у него есть не только военные аспекты, в решение этого вопроса должны быть вовлечены и банки, и разведка, и полиция и многие другие службы и организации.

В подведомственном Вам районе находится и могила Иосифа в Шхеме (Наблусе). Вы считаете правильным, что евреи не могут посещать эту святыню – захоронение одного из важнейших персонажей нашей истории?

Во-первых, в этом районе есть не только могила Иосифа, но и захоронения величайших мудрецов-талмудистов, и могила Иеошуа Бен-Нуна (Иисуса Навина). Эти могилы находятся на территории современных арабских деревень. И тут Вы вольно или невольно коснулись очень существенного для Израиля вопроса – разделения израильтян и палестинцев - двух этнических групп, населяющих эти места. Если мы решили добиться этого, то следует принять ряд непростых решений и среди них, конечно же, запрет евреям посещать святыни, расположенные в арабских населенных пунктах. Но это уже вопрос политики. Я же на вверенной мне территории решаю вопросы безопасности. Ситуация очень опасная, и мы не можем позволить еврейским гражданам перемещаться по арабским населенным пунктам. Учитывая особую святость и значимость могилы Иосифа, мы достигли соглашения о том, что еврейские паломники могут посещать ее три или четыре раза в год. Вы должны понять, чего это стоит армии. В эти дни я должен стягивать туда огромные войска, солдаты постоянно находятся в боевой готовности и рискуют жизнями. И подготовка к этим дням должна быть длительной. Солдаты отрабатывают возможные ситуации, приходится решать целый ряд сложных вопросов логистики. При этом можете не сомневаться, что в это же время я мог бы занять своих солдат куда более важными и нужными заданиями.

Вскоре мы будем отмечать 40-летие Шестидневной войны. Как Вы, израильтянин и военный, оцениваете разницу между ситуацией сорокалетней давности и сегодняшней?

Сперва отвечу как рядовой гражданин Израиля. Каждое поколение убеждено, что проблемы, с которыми оно сталкивается – самые трудноразрешимые. И сегодня я убежден, что нам приходится решать самые трудные проблемы. С каждым годом, месяцем, днем, мы приближаемся к моменту истины, моменту, когда нам придется решать самые сущностные вопросы нашего еврейского государства.
В запутанном клубке наших проблем появились проблемы наших собственных взаимоотношений – нерелигиозных и религиозных, консерваторов и либералов, правых и левых и т.д… Нам надо сосредоточиться на таких сущностных вопросах как облик нашего еврейского демократического государства с арабским меньшинством, вопрос границ, вопрос о правоте нашей цели и нашего права жить на этой земле. Очень многие из этих вопросов можно было отложить в сторону в первые десятилетия существования государства – с 1948 по 1973 годы. А с тех пор мы постоянно сталкиваемся с этими вопросами, и это совсем не просто. Тут нужно очень больше терпение, умение отличать главное от второстепенного. Нам нужно крепкое и умеющее масштабно мыслить руководство. Думаю, наше будущее зависит от того, сумеем ли мы найти то, что нас сплачивает, определить для себя общие цели. Мы обязаны определить для себя, чего хотим достичь, каким хотим видеть свое еврейское государство в окружении, ценности которого очень сильно отличаются от наших. Мы должны решить, каким хотим видеть свое будущее и какими хотим воспитать своих детей. Задача очень непростая, но разрешимая, и мы сумеем ее решить.

А с точки зрения военной, могу сказать, что сегодня наше положение гораздо лучше, чем 40 лет назад, и мы в состоянии противостоять любому нашему врагу.
На международной арене, а нередко и в самом Израиле действия ЦАХАЛя подвергаются резкой критике. Как бы Вы ответили на эту критику?


Я считаю, что прежде, чем формулировать мнение, надо дать себе труд ознакомиться с фактами. Те, кто осыпают нас критическими стрелами, делают это издалека. Они и понятия не имеют, с чем мы тут сталкиваемся, что такое террор. Это касается и некоторых израильтян. В любом случае, читатели Вашего журнала, живущие в Европе, да и всем жителям планеты Земля я бы рекомендовал избавиться от иллюзий и понять, что тишина, которой они наслаждаются – мнимая, что это лишь затишье перед бурей. Я бы советовал всем, во-первых, побывать в Израиле, а затем посетить и Иудею и Самарию, чтобы понять, каковы цели террора и с кем мы имеем дело ежедневно и ежечасно.
Чтобы нагляднее проиллюстрировать, какую трудную работу приходится выполнять генералу Голану и его солдатам, мы решили процитировать два коротких репортажа, переданных в новостях в один день 2007 года – 28 февраля: «Сегодня в Дженине убиты трое разыскиваемых Израилем террористов. ЦАХАЛь не подтвердил свою причастность к их ликвидации». И далее: «С целью поимки нескольких боевиков был блокирован Старый город Шхема. Введен комендантский час, и 50 тысяч местных жителей не могли выйти из дому. Армия прочесала дом за домом и в ходе этой зачистки были задержаны 25 подозреваемых, пятеро из них – в самом Шхеме. Армейское руководство заявило, что операция была необходима потому, что большинство террористов-самоубийц, пытающихся пробраться в Израиль, отправляются из Шхема»…










Contacts
Redaction: edition@shalom-magazine.com   |  Advertising: advert@shalom-magazine.com
Webmaster: webmaster@shalom-magazine.com

© S.A. 2004